Философия и мироощущение истинного японского война

Культура и традиции - Военное ремесло

философия и мироощущение истинного японского война

Слово буси исторически обозначает японского воина. Однако, не всех японских бойцов было бы правильно назвать буси. Этот термин правомернее всего использовать применительно к воинам-аристократам протофеодальной и феодальной Японии, жившим в 9 по 19 век. Но даже в этот промежуток времени существовали бойцы, не попадающие в категорию буси: солдаты, попавшие по призыву в армии Ода Нобунага и Тоётоми Хидэёси в 16 веке - это только два примера. Кроме того, воины-буси среднего и позднего периода Токугава (1603-1868), не имеющие боевых навыков, хотя и буси по праву рождения, не заслуживают этого звания ни по своим боевым, ни по своим этическим качествам.

Помимо этого в пределах группы буси имелись многочисленные уровни и звания, которые определялись социальным положением воина, его боевыми заслугами, а также его отношениями с сёгуном (мечом). Самураи представляли лишь один из этих уровней, причем никоим образом не высший. Изначально, во времена, предшествовавшие периоду Камакура, самураем называли слугу, того, кто прислуживал хозяину благородного происхождения. Даже когда это понятие стало более общим и стало подразумевать определенный тип воина - примерно в 14-м веке, значение служения в значительной степени сохранилось. С учетом этого ограничения будет ошибкой относить всех воинов к самураям или считать, что самураи как класс правили японской нацией - этого не было ни вообще, ни в периоды военного правительства.

Оказалось, что дать точное определение классического японского воина - непростая задача. Этот специфический институт не поддается простым и точным определениям. Тем не менее, поскольку эта статья специально посвящена характеристике классического воина, в аспектах оружия и боевых искусств, мы обязаны дать определение этого понятия. Проще всего сказать, что классический воин - это представитель того типа воинов, период расцвета которых соответствует военным порядкам бакуфу (военного правительства) Минамото Ёритомо, сформировавшегося в конце 12-го века в период Камакура. Это было первое правительство в истории Японии, которое почти полностью состояло из профессиональных воинов. После смерти Ёритомо в 1199 году, преимущество клана Минамото в военной области было утрачено, что было связано с социальными, экономическими и политическими изменениями в национальном масштабе.

Не в последнюю очередь по той причине, что требование личной верности, которого придерживался Ёритомо, было заменено верностью группы, классический воин увидел в своем положении при условии абсолютной непогрешимости новую возможность соединения власти в военной и гражданской области. Вскоре появился новый, совсем другой тип воина, который проявил себя худшими за всю историю Японии примерами предательства, обмана, анархизма, алчности и всеобщей коррупции. Тем не менее, мы не можем просто оторвать часть исторического календаря, чтобы использовать выбранный хронологический отрывок для поиска определения классического воина. Было бы крайне примитивным и ошибочным считать, что никто из бойцов, живших до или после рассматриваемого времени не попадал под определение классического воина.

Классические воины эпохи Ёритомо обладали высокими моральными качествами, обладали наибольшими знаниями и дисциплиной по сравнению с другими японскими бойцами. Их выдающиеся подвиги при выполнении своего долга влияли на ход японской истории. При этом не удивительно, что этих сильных воинов начали рассматривать как традиционную модель воинской культуры и доблести, применимую и к Японским воинам более поздних эпох, при условии следования традиции несмотря на социальные и экономические препятствия. За исключением отдельных личностей воинов, выдающимся примером которых можно назвать героя 14-го века Кусуноки Масасигэ, и небольшого круга их последователей, в период с 13 по 17 век наблюдалась деградация классических воинов.

Возможность их использования как реальной силы значительно уменьшилась за счет распространения бойцов низкого уровня. В условиях путаницы и неразберихи в государственной машине, сильно ослабленной внутренними и внешними факторами, бразды правления попали в руки тех, кто утопил классических воинов в крови, противопоставив им всепроникающую силу огнестрельного оружия. Произошел военный переворот. Военное правительство (бакуфу) Токугава (1603-1868), за исключением, возможно, первых лет правления, было военным только по названию. Более двух веков проводимой Токугава политики защиты от иностранного влияния было гибельным для классических воинов. Сочетание гражданских правителей и воинов, утерявших классические боевые традиции представило новую государственную машину, благодаря которой к концу 19-го века ставшие анахронизмами классический воин и его роль в обществе погрузились в забвение, подобно тому, как это произошло с итальянскими кондотьерами эпохи Возрождения. Классического воина быстро сменили имевшие гражданское происхождение солдаты наемной армии, в которой тип классического воина был исключительно редким. Тем не менее, мы должны понять, что классический воин, как класс, существовал и до и после эпохи Ёритомо, хотя и не обладал абсолютной властью в стране. Даже сейчас тип классического воина действительно еще существует.
Еще одна важная задача этой книги - показать небрежность тех, кто описывает все японские боевые системы в рамках одной классификации, называя их совокупность просто боевыми искусствами .

Действительно, ни одной из этих так называемых систем до в этой книге нет места. Их исключение неслучайно. Существуют огромные различия между будзюцу, или боевыми искусствами, и будо, или боевыми путями. Будзюцу включает боевые системы, разработанные воинами и для воинов, имеющие целью развить как личные, так и общественные боевые качества. Будо включает системы, ориентированные на духовное развитие и не обязательно созданные воинами или для воинов, имеющие целью развитие и самосовершенствование личности. Поскольку таких систем не было в тот период, когда классический воин занимал ведущие позиции в реально существовавшем правящем социально-экономическом слое, читатель должен понять принципиальную разницу между двумя категориями боевых систем, иначе он не сможет в достаточной мере понять те компоненты японской культуры, которые связаны с боевыми искусствами.

При том, что мы не можем говорить о недостатке информации о классическом воине, большинство такой информации, как письменной, так и устной, держится на искажении истории и подтасовке фактов. Кое-что из претендующего на историю было написано в мирное время деятелями, которые, не имея возможности использовать надежные источники информации, не могли делать правильные выводы. Военная история, а также, в меньшей степени, любое искусство, показывающее воинов, отличается повышенной недостоверностью. Часть военной истории, как и часть соответствующего искусства, создается для поддержания репутации, защиты от разглашения секретов или сокрытия проявлений слабости - всегда с предположением о будущей войне.

Для изучающих воинские культуры, особенно для исследователей истории буси, преувеличения при описании славных событий прошлого - обычное дело.

Пользуясь даже большим, чем обобщение, они очень вольно трактовали понятия воинской храбрости, верности, дисциплины и боевого опыта. Достоинства, проявленные на поле боя многими, приписывали отдельным людям в попытке создать образ национального героя.
Злобные критики воинской культуры изо всех сил стараются разрушить эти памятники славы. Они подбирают факты и свидетельства, показывающие буси как бесчувственных людей, которым доставляют радость страдания окружающих, или же как патологические символы варварства и жестокости. Столь же пагубно для правды о буси творчество тех деятелей, которые описывают буси исключительно с эстетической точки зрения, успешно отвлекая внимание читателей от всего, что нельзя назвать правильным или красивым.

Ни одна из указанных ограниченных позиций не справедлива. В условиях огромного числа потрясающе противоречивой информации от исследователя требуется в первую очередь сохранить интеллектуальную честность. Мы должны постараться увидеть буси такими, какими они были, а не делать из них то, что соответствует созданному по нашим представлениям образу. Буси был человеком, а не суперменом. Хотя буси несомненно обладали очень высокими воинскими качествами, у них тоже были и ошибки и заблуждения, как это свойственно всем людям, и это лишь частично компенсировалось сугё, строгой дисциплиной. Поэтому мы должны тщательно выбирать только такие источники информации, которые не очень сильно искажают действительность. В этой книге я привожу много фотографий. Таким способом я хочу дать читателю наглядное представление о классическом воине, возможность увидеть его образ достаточно ярко и глубоко.

Один из лучших источников информации для наших целей, при условии его критического использования, - это боевая рю. В английским языке (в русском тоже) нет слова, которое бы точно соответствовало этому понятию. Тем не менее, удобным и близким к истине будет считать, что рю соответствует боевой традиции. Действительно, рю - это целостная система, которая передается от одного ведущего мастера к другому по линии прямого или родственного наследования (сэй) или не по родственной связи (дай).

Чтобы полностью понять концепцию рю, читатель должен представить себе рю как личность, способную подавить реальные личности людей, в нее входящих. Рю живет , дышит , а также действует подобно живому существу, при этом полное проявление ее возможностей выходит за пределы возможностей человека. Основание рю всегда связывают с Божьим повелением (тенсин сё), которое передается основателю, сёсэй или сёдай. Поэтому, мистицизм и вера в сверхъестественное характерны для всех рю. Все основатели рю были не только получателями божественного благословения, но и выдающимися воинами и гениями в области боевых искусств, которые, после долгих интенсивных занятий, ощущали вспышку вдохновения, позволяющую сформулировать технические характеристики своей рю. Учения рю открываются только тем немногим, кто оказывается достоин великой жизненой мудрости, заключенной в этих учениях. А поскольку любая рю образуется с божьей помощью, и собственно рю и все, кто к ней относится находятся под покровительством божественной силы, которая проявляет себя через оракула-медиума в храме Синто.

Известно около девяти тысяч рю, но в список вошли не все. К сожалению, достоверных документов из или о дофеодальных рю (то есть о тех, которые существовали до 14-го века) не найдено, поэтому мы вынуждены основываться на материалах феодальной эры. Кроме того, далеко не каждая рю была связана с правительством - с императорским двором или с бакуфу - военно-административным правительством сёгуна, поэтому боевые возможности школ сложно оценивать. Еще ряд рю, основанных после окончания феодальной эры, не относятся к предмету нашего исследования и не рассматриваются здесь, поскольку в то время классические воины как реальная сила уже не существовали.

Следует также сказать, что из феодальных рю я выбрал только те, которые, по моему мнению, в наибольшей степени сохранили технику, используемую в период их боевого расцвета. У каждой феодальной рю есть своя история, обычаи, верования, технические характеристики и реальные боевые приемы. Все собрано и хранится в письменном виде - в макимоно, рукописных свитках. Макимоно - это сокровище рю, и поскольку в них нашло отражение Божье благословение, благодаря которому зародилась рю, к ним относятся как к священным предметам и тщательно берегут. При том, что макимоно имеют огромное значение для любого исследования японской воинской культуры, содержание свитков заведомо не предназначено для использования вне рю. Поэтому такие свитки не могут быть использованы для общего исследования. Даже если предположить, что макимоно станут доступны, вряд ли их удастся расшифровать даже японским исследователям. Каждая рю использовала для описания своих ценных элементов свой кодовый язык, схемы и обозначения, которые могли быть понятны только тем, кто достаточно долгое время был учеником данной рю.

Cовременные технические эксперты - мастера систем, соответствующим феодальным рю, также могут быть ценным источником информации к боевому прошлому Японии. На этих мастерах лежит исключительно высокая ответственность - передать учения рю в неискаженном виде в условиях сильного давления со стороны современного общества, давления, направленного в сторону компромисных решений и отклонения от традиций. Познакомившись с повседневной жизнью этих современных хранителей культуры классического воина, мы приходим к пониманию того, что реальная сила классического воина была основана на простом чувстве патриотизма, жесткой дисциплине, скромной жизни и неизменному культивированию будзюцу.

Эти люди показывают, как тренировался и дрался классический воин. На основе их динамического исполнения различных элементов будзюцу, примеры которого показаны на фотографиях в этой книге, феодальные воины оживают и боевой опыт прошлого приоткрывается.

Нам несложно понять, что поединок для классического воина был не только проверкой силы, выносливости и боевых навыков, но, прежде всего, этической проблемой, при появлении которой следовало вести себя строго определенным образом. Из-за ограниченности своих обычаев, оружия и боевых искусств, классический воин не годился для завоевательных войн, но он был прекрасно приспособлен для поединков с подобными себе. На земле другой страны он бы столкнулся с бойцами, которые прошли другую подготовку в плане этики, обычаев, верований, методов боя, и которых совершенно не волновали японские правила ведения поединка. Такие воины скорее всего одержали бы победу над буси с их устоявшимися привычками, что и доказывается примерами из прошлого - неоднократными случаями поражения японцев на азиатском континенте. Поэтому, предназначением классического воина были поединки в пределах своей страны.

Ценный вторичный источник информации о традиционной воинской культуре составляют муся-э, отпечатки с деревянных гравюр, изображающих воинов. Из многих тысяч таких отпечатков я выбрал показательные изображения классических воинов, использующих свое привычное оружие. Это изображения дополняют в этой книге фотографии современных мастеров будзюцу. Для нашего исследования не важно, насколько эти изображения соответствуют эстетическим критериям с точки зрения знактоков искусства. Нам важна только уверенность, что авторы этих произведений обладали достаточными знаниями, чтобы не делать технических ошибок.

Представляя класс воинов как предмет своего творчества, художники создавали яркие картины, показывающие как тренировались и бились воины. Эти картины производят настолько сильное впечатление, что кажется, что воины феодальных времен ожили и снова показывают свои боевые навыки и возможности. Мы получаем представление о том, что для воина классических времен поединок был связан с разнообразными случаями, в которых боец проверялся значительно лучше, чем в любых других ситуациях. Глядя на эти изображения можно ярко представить себе воина, натягивающего тетиву лука или вынимающего меч из ножен. Действительно, у нас даже почти возникает ощущение, что это на нас направлен грозный взгляд и сверкающий клинок. Не нужно большой работы воображения, чтобы ощутить каким в действительности было событие, запечатленое на деревянной гравюре.

 

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Жизнь в Японии:

Японские имена и японские фамилии

News image

Современные японские имена состоят из двух частей — фамилии, которая идет первой, и имени, которое идет вторым.

Японцы в повседневной жизни

News image

Психологический облик современного японца, как и представителя любой другой общности, определяется особенностями нацио...

Аспекты жизни японии сегодня

News image

Японские острова – одни из наших ближайших соседей. Всего лишь несколько километров отделяют японский Хоккайдо от нашего...

Национальный дом японца

News image

Статистики утверждают, что многие из типичных японских домиков, в которых обитает большинство населения страны, в знач...