Японцы в работах советских авторов

Путеводитель - О Японии и японцах

японцы в работах советских авторов

Несмотря на длительное отсутствие межличностных контактов, исследование проблем японского национального характера получило свое дальнейшее развитие в нашей стране сразу после Великой Октябрьской революции.

Анализируя советскую литературу о Японии 20—30-х годов, мы считаем, что нельзя миновать такие яркие и сые книги, как «Корни японского солнца» (1927 г.) и «Камни и корни» (1935 г.) Б. Пильняка — первого советского писателя, побывавшего в Японии (в 1926 и 1932гг.).

Представляя собой сборники кратких очерков, рассказывающих о быте, культуре, политическом строе японцев, книги эти достаточно субъективны. Но острота писательского видения порой искупает отсутствие глубоких знаний. И Б. Пильняк тонко подметил такую национальную особенность японцев, как «развеществленность», т. е. отсутствие зависимости от вещей, что считает он главным образом и отличает японцев от других этнических общностей; в обеих книгах — множество ярких деталей, парадоксальных суждений об уникальности японцев. Вывод Б. Пильняка вполне в духе Киплинга: «Никогда человек Запада не проникнет в душу японца».

С иной позиции и с иным багажом исследовал проблемы японского национального характера советский ученый Н. И. Конрад. Он был японоведом широкого плана, изучал японские сказания, мифы, песни, литературные памятники и театр; он сумел воссоздать яркую картину японской жизни, коснуться вопросов японской национальной психологии, рассмотреть многие черты японского характера. Так, анализируя страницы древнего японского эпоса «Кодзики», Н. И. Конрад замечает: «„Кодзики“ — своя, родная, близкая каждому японцу книга. К ней восходит все то, что составляет исконное, освобожденное от всяких примесей содержание японского национального духа. „Кодзики“ — ключ не только к японской мифологии, религии, истории, литературе, но и к самой Японии, к самим японцам. Через „Кодзики“ мы познаем и „век богов“ и эпоху Тэмму; через нее же мы как нельзя лучше приближаемся к „подлинно японскому“ и в современной Японии» [100, с. 150]. Н. И. Конрад по-особому, через классическую поэзию и прозу лучших японских литераторов рассказывает читателю о воинственности самураев и трудолюбии крестьян, властолюбии японской аристократии и удивительной нравственной силе простых японцев. В работах Н. И. Конрада японская культура предстает во всей своей полноте и уникальности.

В последние десятилетия в нашей стране растет стремление к возможно более адекватному пониманию японского национального характера, особенностей японской культуры, и это не случайно. Укрепление связей со страной, переживающей бурный экономический рост, вызывает желание постичь и ее трудолюбивый народ, и ее самобытную культуру. Как оригинальное воплощение подобного стремления следует отметить работу профессионального востоковеда, писателя и дипломата Н. Т. Федоренко «Кавабата-взгляд в прекрасное» [169].

Встреча с выдающимся японским писателем оказалась прекрасным поводом для размышлений о японском характере, об ощущениях, которые испытывает европеец, сталкиваясь с бытом японцев. Так, Н. Т. Федоренко говорит о прелести чистого пространства, скромной красоте японского дома, отмечает вежливость, гостеприимство японцев как важные черты национального характера. «…Я подумал, — вспоминает автор,— долго ли еще будет сохранять свою силу закон японского гостеприимства: не задерживать уходящего, не пргонять приходящего?»

Творчество Кавабаты натолкнуло Н. Т. Федоренко и на размышления об основах японского эстетизма: «В художественном опыте Кавабата, ясно прослеживается влияние эстетических воззрений дзэн, основанных на внутреннем созерцании. Дзэн — значит выявить все свои духовные силы и вступить в пределы „не-я», пережить целостность мира. Состояние дзэн достигается медитацией — сидя в надлежащей позе, сосредоточить духовные силы на одном и обрести познание». Н. Т. Федоренко последовательно развивает — уже на новом материале — мысли, высказанные им в предыдущей его книге «Японские записки» [170], словно выверяет и уточняет прежние впечатления, создавая глубокую и продуманную картину современной, тесно связанной с традициями, японской действительности.

Несколько под иным углом зрения смотрит на Японию В. В. Овчинников, автор оригинальной очерковой книги «Ветка сакуры» [127].

Собственные впечатления журналиста как бы выверены соседством разнообразнейших материалов — исследовательских, художественных, старых и современных, и все это в совокупности создает образ многоликой Японии, которая только постепенно, отдельными сторонами своими открывается заезжему наблюдателю.

Особенно ценной в плане интересующих нас вопросов представляется работа С. А. Арутюнова и Г. Е. Светлова «Старые и новые боги Японии» [31]. Авторы, в доступной для широкого читателя форме излагая историю развития и функционирования основных японских религий, красочно повествуют о различных сторонах японской национальной психологии. Это в значительной степени удается им благодаря личному знакомству со страной, непосредственным наблюдениям, вынесенным из длительных путешествий по Японии. Размышления и суждения С. А. Арутюнова и Г. Е. Светлова помогли авторам настоящей книги полнее представить систему социальной регуляции поведения японцев, которая освещена во II главе.

Заметный вклад в исследование проблематики психологии японцев внесла книга С. И. Королева «Вопросы этнопсихологии в работах зарубежных авторов» [102]. По существу, это первый в советской литературе опыт систематизированного критического анализа существенных вопросов зарубежной этнопсихологии и, в частности, исследований о японском национальном характере.

С. И. Королев проделал кропотливую работу по отбору, наиболее ценных научных материалов, проанализировав, основные зарубежные направления этнопсихологических исследований. Наряду с этим книга содержит интересные положения, важные для раскрытия проблемы японской этнической общности. В частности, нами были учтены приводимые автором доказательства того, что психический склад конкретной нации является следствием совокупности ряда природно-биологических факторов и накопленных за длительный исторический период преемственно передаваемых особенностей.

Следует назвать также и книгу И. А. Латышева «Япония наших дней» [110], в которой представлена развернутая картина социальных процессов современной Японии. Обильный фактический материал — вот тот фон, на котором воссоздаются политические и бытовые сцены японской действительности периода превращения Японии в один из трех капиталистических центров мирового экономического соперничества. В книге прослеживается влияние научно-технической революции на возникновение и распространение в Японии так называемой «массовой культуры» — телевидения, комиксов, рекламы, кинобоевиков — всего, что создает в Японии атмосферу «западно-сти». Однако японцы, считает И. А. Латышев, все же остаются японцами, находя в себе силы противостоять этому половодью бездуховности, и опору для противостояния обретают они в традиционной культуре, воплотившей национальное самосознание и национальные чувства народа. Заметный вклад в трудный процесс постижения национального характера японцев внесла Т. П. Григорьева [66— 69], сосредоточившаяся на попытках показать особенности мышления японцев в сфере художественной традиции. Ее главная книга так и называется — «Японская художественная традиция», однако содержание ее шире заглавия. Как верно отмечено в рецензии Е. Б. Поршневой [141], Т. П. Григорьева «нырнула» в глубину японской истории, к истокам японской традиции, к основам духовной жизни японской нации. И это позволило ей «увидеть», ощутить истоки психического склада японского народа, уловить связь японской художественной традиции с традиционной моделью мира японцев.

Даже наш по необходимости беглый обзор свидетельствует о богатстве сведений и суждений по разным проблемам национального характера японцев, сосредоточенных в работах советских философов, историков, этнографов, литераторов. В этих работах отражена социальная история японцев и показаны доминирующие черты их поведения. Основанные на достоверных фактах, эти работы дают нам резможность оценить многие аспекты всех сторон современной общественно-политической и обыденной жизни японского народа.

В данной книге мы, опираясь на соответствующие социально-психологические исследования, а также личные наблюдения, показываем особенности японского национального характера и его проявления в различных аспектах реальной действительности. Мы обращаем особое внимание на специфику социальной регуляции поведения японцев и своеобразие социальной коммуникации в японской культуре. Все это позволит читателю полнее ощутить Духовный мир японца, а следовательно, и найти с ним больше точек соприкосновения.

 

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Жизнь в Японии:

Кимоно

News image

Кимоно (в буквальном переводе с яп. «одежда») - традиционный национальный японский костюм, популярный и узнаваемый во ...

Как японцы вступают в брак?

News image

В Японии существует поговорка: «Продай последний котелок, но возьми хорошую жену».

Японский аэропорт Саппоро в Нью-Читосе

News image

Пожалуй, одним из самых известных аэропортов Японии является аэропорт Саппоро в Нью-Читосе, который расположен на остров...

Якудза - японская мафия

News image

В любой развитой стране есть не только законопослушные граждане.