Конфуцианство

Культура и традиции - Японские религии

конфуцианство

Обычно под конфуцианством понимают религиозно-философскую систему, возникшую в Китае 2500 лет назад. Во времена победного распространения этой системы по различным странам Азии в китайском языке не было отдельного слова для обозначения понятия «религия»: употребляемый в таких случаях иероглиф цзяо (по-японски кё) в переводе обозначал и религию и учение. Именно в таком понимании конфуцианство восприняли и японцы.

Создатель названной системы Конфуций (551—479 гг. до н. э.) родился в семье мелкого чиновника. По-китайски его фамилия Кун, а имя Цю, однако чаще его зовут Кун-цзы (учитель Кун). Биография Конфуция дошла до нас обросшая всевозможными легендами.

В официальной литературе Конфуций изображается примерным сыном, ревнителем старинных обычаев, усердным чиновником. Довольно долго пробыв на различных должностях, Конфуций оставил чиновничью карьеру и занялся проповедью своих этических взглядов. Он ездил по удельным княжествам и давал советы их правителям по управлению подданными. Постепенно эти советы оформлялись в специальные своды, в которых в определенном свете трактовались древние традиции. Сам Конфуций получил признание как человек высокой мудрости, у него появилось много учеников. По данным источников, у Конфуция было 72 ученика, из которых 12 находились при нем почти безотлучно. Пропутешествовав по Китаю до 66 лет, Конфуций вернулся в родной удел Лу, в котором оставался до конца жизни. Умер он 72 лет в Цюйфу. На месте дома Конфуция был построен храм. Постепенно храмы Конфуция были возведены по всему Китаю.

Конфуцианство занималось моральным поучением людей, особенно молодежи. «Молодые люди, — наставлял Конфуций,— должны дома проявлять почтительность к родителям, а вне его — уважительность к старшим, серьезно и честно относиться к делу, безгранично любить народ и сближаться с человеколюбивыми людьми. Если после осуществления всего этого у них останутся силы, их можно тратить на чтение книг» [75, т. I, с. 141]. В этом Конфуций ставил в пример себя: «В пятнадцать лет я обратил свои помыслы к учебе. В тридцать я обрел самостоятельность. В сорок лет я освободился от сомнений. В пятьдесят я познал волю неба. В шестьдесят лет научился отличать правду от неправды. В семьдесят лет я стал следовать желаниям своего сердца…» [75, т. I, с. 143]. Конфуций считал свое учение даром высших сил. «Если мое учение проводится в жизнь, на то воля [неба]…» — с гордостью подчеркивал он [75, т. I, с. 165].

По учению Конфуция, общество делится на «благородных мужей» и «ничтожных людей». Первые выступают в качестве эталона совершенства, они обладают пятью добродетелями— человечностью (жэнь), чувством долга (и), учтивостью, деликатностью (ли), умом, знаниями (ч ж и), верностью (синь). Ко всему этому примыкает добродетель сыновней почтительности (с я о).

Китайский иероглиф жэнь состоит из двух смысловых элементов: «человек» и «два». Конфуций считал, что человек обладает врожденным чувством человечности, которое проявляется в общении с другим человеком. В широком смысле ж э н ь означает совокупность принципов взаимоотношений: милосердие, сдержанность, скромность, доброта, сострадание, любовь к людям, альтруизм. Долг, по Конфуцию, означает высший закон ж э н ь, он объединяет сумму моральных обязательств, которые человек принимает на себя добровольно. В нормах поведения (этикет, обряды, благопристойность) реализуется чувство долга. Чтобы все это проявлялось во взаимоотношениях людей без напряжения, люди должны обладать основами морально-этических знаний. Такие знания приобретаются, по Конфуцию, только посредством усвоения узаконенных установлений, изречений и подражания. В связи с этим верность в смысле покорности и безоговорочного следования авторитету должна быть незыблемой. Особый принцип, пронизывающий, по Конфуцию, все общество, это с я о — сыновняя почтительность, любовь сына к родителям, и прежде всего к отцу.

Согласно сяо, дети должны не только исполнять волю родителей и верно служить им, но и всем сердцем любить их. Если человек не любит родителей, а тем паче, не признает своих сыновних обязанностей,— он существо никчемное. Конфуций учил, что лучше умереть, чем отказаться почитать родителей. Все эти идеи были изложены в особых трактатах, которые усиленно внедрялись в умы людей в разные времена. Государство заботилось о распространении идей с я о среди подданных. Это объяснялось тем, что сам принцип включал в свою орбиту не только взаимоотношения между отцом и сыном, но и общество в целом: отношения между императором и министрами, между местными властями и населением. Сыновняя почтительность (безоговорочное подчинение отцу) распространялась на всю государственную иерархию, означая подчинение существующему порядку.

Если буддизм можно считать индивидуально-психологической системой регуляции поведения, то конфуцианство — морально-этической, на основе которой строится поведение людей в обществе. Наиболее заметно влияние конфуцианства на японцев в общественно-государственном плане начало сказываться во времена принца Сётоку (573—621), куда была принята состоящая из семнадцати статей конституция.

Господствовавшие в Японии синто и буддизм оказывались значительными препонами на пути идей Конфуция, поэтому последним вплоть до средних веков не суждено было завладеть умами японцев. Учение Конфуция, пишет Д. Кин, передавалось тогда еще как тайная традиция, как собственность знатных родов [91, с. 21]. Главы этих родов поверяли его только старшим сыновьям. Даже монахи дзэн-буддизма, которые завезли из Китая письменные памятники конфуцианского учения, не решались проповедовать это учение открыто. Лишь во второй половине XVI — начале XVII в., когда работы китайских философов были переведены на японский язык, конфуцианское учение обрело массовость.

На конфуцианство японские мыслители стали смотреть как на учение, способное влиться в подлинно японскую действительность, а не как на систему, навязанную со стороны. Идеи Конфуция стали внедрять в юриспруденцию и административное управление, они проявились как регулирующая сила во многих аспектах жизни, причем нередко в совершенно противоположном первоначальному, китайскому, истолкованию.

«Как ни парадоксально,— замечает Д. Кин,— расцвет „веселых кварталов» в крупнейших городах Японии явился следствием провозглашения конфуцианства государственной идеологией. Стремясь к созданию стабильного, незыблемого общества, конфуцианцы предписывали жесткий порядок, который определяется системой поведения, основанной на принципах вассальной верности и сыновней почтительности. Семья рассматривалась при этом как ячейка государства, и уважение к главе семьи было столь же обязательным, как и преданность сюзерену. Хозяин дома был обязан содержать свою семью, но какое-либо проявление любви к жене и детям считалось неподобающим. Жена должна была безоговорочно подчиняться воле мужа, ей запрещали показывать свою ревность, ей редко позволяли говорить; если неудовлетворенность семейной жизнью толкала ее в объятия другого мужчины, то наказанием ей служила смерть» [91, с. 110].

Конфуцианцы считали любовь неуместным элементом семейных отношений, они не скрывали своего мнения о том, что мужчина имеет право развлечься на стороне. Правительству же было выгодно создавать «увеселительные заведения». Посещение этих заведений не считалось зазорным; скорее мужчина, не желавший их посещать и предпочитавший оставаться все время в кругу семьи, считался излишне добродетельным и даже лишенным вкуса. Однако конфуцианство здесь требовало придерживаться определенного правила: мужчина мог развлекаться в той мере, в какой ему позволяли средства, но если он вдруг влюблялся в куртизанку, что угрожало семье и могло привести к катастрофе, — такое считалось недопустимым.

В японской литературе средних веков сложилось направление конфуцианского толка: все создавалось в назидательных целях. Ученые-конфуциапцы писали стихи, новеллы, однако художественная ценность этих творений, по оценке исследователей, весьма относительна. Конфуцианству лучше удавались нравоучительные функции.

Проповедник учения Конфуция в Японии Хатторп Унакити пишет: «Конфуций не является только китайским мудрецом. Он восточный мудрец, подобно тому как он становится ныне, а в будущем сделается мировым мудрецом» (цит. по [147, с. 413—414]).

Идеи Конфуция проникли во все поры японского общества. Начиная с первых десятилетий периода Току-гава они стали основой воспитания и образования для всей японской нации. Регулирующая сила этих идей в жизни проявлялась как соблюдение определенных канонов, сформулированных последователями Конфуция [41, с. 214—215]: уважай больше всего сыновнюю почтительность и братскую покорность, чтобы должным образом поднять общественные отношения; обращайся великодушно со всеми родственниками, дабы поддержать дух гармонии и смирения; поддерживай мир и согласие с соседями, чтобы предупреждать ссоры и тяжбы; признавай важность земледелия и шелководства, дабы обеспечить достаточное количество пищи и одежды; цени умеренность и экономию, чтобы не допустить расточительства, растраты своих сил; высоко ставь школу и учебу, чтобы занятия ученых шли должным образом; порицай и изгоняй посторонние учения, чтобы возвысить учение истинное; излагай и объясняй законы, чтобы предостеречь невежд и упрямцев; проявляй благопристойность и учтивость, дабы упорядочить нравы и обычаи; усердно трудись на собственном поприще, чтобы все люди стремились к своей цели; поучай сыновей и младших братьев, чтобы удержать их от дурных дел; ставь преграду ложным обвинениям, чтобы покровительствовать честным и хорошим людям; предостерегай от укрывательства беглецов, чтобы укрыватель не подпадал под подозрение; вовремя и полностью плати подати, чтобы с тебя не требовали недоимок; группируйтесь в сотни и десятки, чтобы положить конец воровству и кражам; учись подавлять гнев и злобу, чтобы придать должное значение личности.

Подобные догмы, усиленно внедряемые на протяжении веков в сознание людей, отложились в психологии нации в виде вполне определенных поведенческих стереотипов. Вряд ли можно утверждать, что в современной Японии эти догмы остались незыблемыми нормами социальной регуляции, однако значение их бесс.

Весьма заметно также влияние на поведение японцев религиозных идей даосизма.

Даосизм — философское учение, возникшее в Китае в начале VI в. до н. э. Основателем даосизма признают Лао-цзы (VI—V вв. до н. э.)—великого философа Китая. Его учение изложено в трактате «Даодэцзин» ( «Книга пути и добродетели»).

Главная категория даосизма — дао (путь). Она понимается как первопричина материального мира и духовной жизни людей. Дао представляется как общий путь развития: все, что есть, происходит от дао, развивается по законам д а о и, совершив круговорот, возвращается в дао. Никто не может чувственно воспринять дао: то, что можно увидеть, услышать, пощупать, понять, — это не дао.

Проявление дао в реальной действительности осуществляется через дэ (добродетель). Задача человека состоит в том, чтобы стремиться к д а о путем слияния с природой, с окружающей жизнью. Основным принципом деятельности человека является принцип «недеяния».

Согласно учению Лао-цзы, «недеяние» заключается в том, чтобы следовать природе вещей и пути развития мира, не стараясь переделывать его, не мешать тому, что происходит. «Недеяние» — это не ничегонеделание, это такое поведение, которое согласуется с д а о. В Японии эта доктрина мироощущения и деятельности получила распространение во многих аспектах жизни: в литературе, искусстве, воинском обучении, спорте и т. д.

Христианство. Впервые японцы познакомились с христианством в XVI в., когда в 1548 г. вместе с испанскими купцами в Японию прибыли три католических священника. Им было разрешено отправлять богослужение, чем они незамедлительно воспользовались. Миссионеры (как первые, так и последующие) были приятно удивлены вниманием, проявленным японцами. Гости сочли, что новая религия легко найдет путь к сердцам японцев. Однако вскоре выяснилось, что внимание это было результатом того, что вместе с миссионерами прибывали заманчивые товары. Местные феодалы всячески поощряли контакты своих подданных с миссионерами, получая при этом заморские подношения. По некоторым данным, к 1582 г. в Японии находились 80 христианских миссионеров, которые обратили в новую веру до полутора сотен тысяч человек.

Казалось, идеи Христа пользуются растущей популярностью, но вскоре власти повели решительную борьбу с христианством — вплоть до репрессий против миссионеров, а также местных новообращенных. В 1614 г. был издан соответствующий эдикт. К середине XVII в. христианство в Японии было фактически ликвидировано.

Второй период его распространения начался лишь спустя двести лет. В 1859 г. в Нагасаки обосновалась первая протестантская миссия. В Иокогаме в 1862 г. были построены католическая, а в 1872 г. протестантская церкви. Деятельность миссионеров становилась все оживленней. Однако к концу XIX в. на них снова обрушиваются гонения властей, и они вынуждены были отсиживаться в своих миссиях. После новых взлетов и падений за христианством в стране сохранилось лишь третьестепенное значение.

Число христиан в Японии составляет 873 тыс., из них 357 тыс. — католики. Наиболее крупной протестантской организацией Японии является Объединенная церковь Христа (201 тыс. последователей). В нее вошли пресвитериане, методисты, конгрегационалисты, баптисты н другие группы. В Японии имеются также не входящие в Объединенную церковь Христа пресвитериане (13 тыс.), методисты (52 тыс.), лютеране (25 тыс.), члены организаций Внецерковное христианское движение (50 тыс.), Дух Иисуса Христа (37 тыс.), «Армия спасения» (15 тыс.) и др. Православных — около 25 тыс. человек [263, с. 127].

Нужно сказать, что японцы в большинстве своем мало сведущи в тонкостях христианства. Их прагматический ум не склонен к абстрактно-мистическому христианскому учению, они относятся к нему с каким-то недоверием и страхом. Среди миссионеров постепенно сложилось мнение, что японская действительность — не очень хорошая питательная среда для христианства. Уе нежелание японцев принять христианские идеи многие даже пытались объяснить якобы нерасположенностью японского сознания к более, нежели синтоизм, буддизм или конфуцианство, сложной мировоззренческой системе.

Хотя прямого воздействия на национальную психологию японцев христианство не оказывает, оно влияет на их поведение косвенным образом. Это видно на примере деятельности адептов «новых религий».

«Новые религии» (синко-сюкё). В японской действительности под влиянием самых различных факторов (чаще всего, когда терпели крах прежние идеалы) возникали новые религии. Некоторые из них были духовно связаны с какими-то событиями в истории Японии, другие оказывались результатом активности предприимчивых дельцов от религии.

В основу новых религиозных доктрин положены определенные догматы синто, буддизма или христианства или же эклектическая смесь всех этих религий. Все с и н к о-с ю к ё условно можно объединить в следующие группы: религиозного согласия; неосинтоистские; метабуддийские, неоконфуцианские.

Среди синко-сюкё религиозного согласия выделяются прежде всего секты, придерживающиеся монотеизма. Они признают единого бога, которого объявляют творцом вселенной. Все люди, считают сектанты религиозного согласия,— дети всевышнего, который печется об их счастье и благополучии. Несчастья и болезни, утверждают они, сваливаются на людей потому, что те нарушают гармонию между объективной действительностью и внутренним «я», потому что уклоняются от соблюдения высших законов Неба. Основными догмами таких сект можно назвать следующие: вера в создателя; соблюдение моральных заповедей; любовь к ближнему; стремление к миру и благополучию. В культовой практике адептов религиозного согласия дух синто вполне уживается с буддизмом и христианством. Секта Сэйтё-но иэ (Дом роста) является наиболее ярким представителем синко-сюкё религиозного согласия.

Сэйтё-но иэ возникла в 1930 г. Догматы ее состоят из смеси буддийских и христианских доктрин. Из христианства заимствована идея о едином и добром боге-творце, из буддизма — положение о медитации (подробно см. гл. III). Согласно учению основателя этого религиозного направления, Танигути, известного своими крайне правыми взглядами, человек, осознавший себя сыном бога, якобы наделяется неограниченными возможностями и становится полным хозяином своей судьбы, своего внутреннего мира. В Японии имеется 45 церквей Сэйтё-но иэ и около двух тысяч домов для собраний. Служба в церквах начинается с чтения одного из священных текстов. Затем проповедник произносит речь об учении Танигути, после чего присутствующие обмениваются рассказами о чудесных исцелениях. В заключение следует дзаданкай (беседа за чашкой чая). Молящиеся обычно пребывают в позах созерцания (с и н с о к а н). Численность приверженцев — около 1,5 млн. В основном это представители средней, отчасти крупной буржуазии и интеллигенции. Большинство активных адептов — женщины средних лет.

К Сэйтё-но иэ примыкают Сэкай кюсэй кё (Религия спасения мира), насчитывающая свыше 500 тыс. приверженцев, и РL кёдап (Религиозная ассоциация абсолютной свободы), у которой более 1,3 млн. последователей. Обе организации основной упор делают на вовлечение масс в религиозную жизнь путем приобщения людей к красоте. Известный успех объясняется, конечно же, эстетическими наклонностями японской нации.

Особое место в ряду синко-сюкё религиозного согласия занимает религия Иттоэн с числом приверженцев 1—2 млн. человек. Ее адепты называют Иттоэн не религией, а образом жизни. Молельный дом (зал духов) Иттоэн имеет три алтаря — буддийский, христианский и алтарь Охикари (алтарь света). Приверженцы Иттоэн проповедуют возвышенные идеи альтруизма и бескорыстного служения ближнему. Самой существенной чертой культовой практики этой религии является «молитва в действии»: очистка туалетов, уборка общественных мест, подметание улиц и т. д.

Неосинтоистские религии своими корнями уходят в обновленные доктрины синто. Эти религии склонны выделять ограниченный круг божеств. В своей практике они исходят из следующих догматов: боги являются творцами вселенной, они же определяют и ее дальнейшее развитие; осознание смысла жизни и смерти достигается через ощущение неделимости материального и духовного мира; избавление от болезней, несчастий и злых духов осуществляется посредством поклонения богам. Наставники неосинтоистских сект призывают прихожан жить по воле богов и быть полезными людям. Как правило, неосинтоистские секты практикуют обычные культовые действия синто. В некоторых сектах культ синто дополняется действиями, заимствованными из буддизма или христианства.

К неосинтоистским синко-сюкё относится одна из самых ранних «новых религий», основанная в 1838 г. гкенщиной по имени Мики Накаяма. Эта религия носит название Тэнрикё (религия божественной мудрости). Число ее адептов превышает два с половиной миллиона человек. В Японии имеется свыше 15 тыс. храмов Тэнрикё и свыше 6 тыс. мест для собраний.

Главным божеством Тэнрикё является Тэнри-о-но микото (Господь божественной мудрости), часто называемый Оя-гаыи (Отец-бог). Этот бог якобы вселился в тело Мики Накаяма и ее устами вещал людям божественные истины. Согласно принятым сектой догматам, бог дал человеку на время его тело и создал ему условия жизни; отсюда основная доктрина Тэнрикё — касимоно-каримоно (отданное взаймы — полученное взаймы). Если человек понимает это и полагается на Оя-гами, то его ждет счастье и удачи, если же нет,— его душу покрывает хокори (пыль) в виде жадности, ненависти, зависти, невежества и т. д. Избавление от греховной пыли осуществляется путем различных обрядов и трудов для Оя-гами. Молитвами и безвозмездным трудом человек открывает себе путь к ёкигураси — радостной жизни.

Тэнрикё ведет интенсивную пропаганду среди населения. Главную роль в этом играет духовный центр Оясато (Обитель бога) в городе Тэнри. Секта Тэнрикё имеет свой университет, научно-исследовательский институт азиатской культуры, лучшую в стране библиотеку, этнографический музей, школы, больницы, приюты для сирот и т. п. Считается, что долг каждого члена Тэнрикё — вести миссионерскую работу. Для этой цели на трехмесячных курсах готовятся миссионеры-профессионалы (ёбоку). Для распространения идей Тэнрикё используются новейшие средства информации: печать, радио, кино.

Среди неосинтоистских религий имеются разновидности мессианских сект. Согласно их воззрениям, миром управляют боги, но свои функции они осуществляют не непосредственно, а через наместников на земле. Последние живут среди людей и сносятся с богиней солнца, побуждают людей воздавать богине должное и тем самым обеспечивать ее благосклонность, которая была якобы утеряна из-за греховности и деградации человека. Приверженцы этих идей верят, что со временем наш греховный мир будет разрушен и наступит Царство богов. Наставники сект призывают верующих готовиться к встрече Царства богов, для этого, разъясняют они, надо жить по воле богини солнца, т. е. быть кротким, довольствоваться малым.

Метабуддийские религии по своему происхождению восходят к доктринам буддизма, однако основные буддийские догмы толкуют по-своему. В связи с этим буддийские организации относятся к ним враждебно. Главными сектами этих религий являются Сока-гаккай и Риссё косэй кай.

Сока-гаккай (Общество создания ценностей) была основана в 1930 г. школьным учителем Макигути Цунэса-буро. Идеологической основой секты является учение Ни-тирэна, а храм секты — Тайсэкидзи — ее духовным центром. Согласно учению секты, мандала (Мандала — картина, символизирующая возникновение мира.), находящаяся в храме, написана самим Нитирэном, а поэтому наделена абсолютной чудодейственной силой. Достаточно якобы смотреть на мандала, повторяя формулу — молитвенное восклицание «Наму-мёхо-рэнгэкё» (Господи, помилуй!), чтобы привести себя в состояние просветления, излечиться от болезней или стать богатым и т. д. Наставники Сока-гаккай поучают, что вступление в секту дает человеку все эти блага. Проповедь подобных идей привлекла в секту несколько миллионов приверженцев. Секта ведет большую пропагандистскую работу. Вербовка новых адептов — одна из главных обязанностей членов секты (каждый дает обет привлечь не менее трех человек).

Члены секты разделены на семь рангов: рядовой, ассистент, преподаватель, помощник доцента, доцент, помощник профессора, профессор. Присвоение очередного звания зависит от глубины усвоения учения Нитирэна. Члены общества посещают лекции и сдают экзамены. Лица, выдержавшие экзамены, сами начинают вести лекторскую работу. Это имеет большое психологическое значение: люди, не нашедшие применения своим силам в официальных институтах Японии, могут найти себя в религиозной деятельности, повысить таким образом свой социальный статус.

Сока-гаккай широко проповедует доктрину Нитирэна — обуцу мёго (влияние политики и религии). Согласно этой доктрине, судьбы народов якобы зависят от морали и религии правителей: их «плохая мораль» и «плохая религия» — причина страдания народа. Отсюда следует, что во главе государства должны стоять люди, придерживающиеся «хорошей морали» и «хорошей религии».

Сока-гаккай берет на себя воспитание власть имущих. Она развернула бурную политическую деятельность. Основной ее лозунг — борьба за «третью цивилизацию», т. е. за государство, которое не должно быть ни капиталистическим, ни социалистическим. Во многих случаях этой «борьбе» просматриваются крайне правые взгляды. Рядовым членам идея «третьей цивилизации», связанная с известной критикой правящих группировок, дает надежду на лучшее устройство мира. Лидеры Сока-гаккай всеми силами стараются поддерживать у своих приверженцев эту иллюзию. Они вовлекают рядовых в торжественные шествия, музыкальные праздники, массовые спортивные мероприятия и т. д. Участники всех этих действий, естественно, ощущают себя приобщенными к мощной действующей организации. Далеко не случайно, что в современных условиях Сока-гаккай — самая многочисленная ная секта «новых религий».

Риссё-косэй-кай (Общество по установлению ливости и дружественных отношений) занимает место среди метабуддийских групп Синко-сюкё. Она объединяет более трех миллионов адептов. Отделения секты есть во многих префектурах, однако основная масса приверженцев находится в Токио и прилегающих районах.

Секта основана в 1938 г. молочником Нивано Ноккё. Доктрины секты также зиждутся на учении Нитирэна однако в основу деятельности ее взяты только догматы о законе перерождения. Риссё-косэй-кай делает упор на разрушение цепи этих перерождений и обретение блаженного покоя. Для этого якобы нужно осознать свои ошибки и грехи, раскаяться перед Буддой п обществом и начать жизнь, направленную на служение ближним. Главное, что привлекает людей в деятельности секты, — это ходза (групповые собеседования). Собеседования проводятся ежедневно. Местом их бывают храмы и дома для собраний. Руководителем собеседования обычно выступает опытный активист, владеющий методикой психологического воздействия. Темы собеседования относятся к самым разнообразным волнующим людей жизненным проблемам: как воспитывать детей, как добиться успеха, как улаживать личные отношения, как составлять букеты и т. д. Специалисты Риссё-косэй-кай широко практикуют предсказания судеб людей, гадают о путях развития вселенной. Они уделяют много внимания опеке яслей, детских садов, школ, домов престарелых, больниц. В отличии от Сока-гаккай эта секта не принимает активного участия в политической жизни.

В Японии имеются и неоконфуциапскпе секты. Эти секты учат своих адептов, что Путь Неба является всеобщей формой бытия в земном и потустороннем мире; Путь этот един для всех народов. Человек, согласно Пути Неба, должен жить на основе принципов благочестия, искренности, вежливости, веры и любви к людям. Верующим рекомендуется чаще молиться, поклоняться предкам, почитать род основателей сект. Мировоззрение адептов этих сект пропитано идеями конфуцианства и даосизма. Хотя внешне даосский инфильтрат менее заметен, на самом деле он имеет большое влияние.

В целом следует сказать, что религия в Японии осуществляет вполне определенную регулятивную функцию, формируя у люден ряд устойчивых национальных стереотипов. Многие буддийские и синтоистские культы прочно вошли в жизнь нации; популярны в народе главным образом церемонии, не требующие сложных действий.

На Западе довольно широко распространилось мнение о необычайной веротерпимости японцев. Такое суждение и верно и ошибочно. Веротерпимость японцев, можно сказать, однобока: японцы допускают к себе лишь те религии, которые не ломают местных традиций. Агрессивные религиозные доктрины всегда встречали в Японии резкий отпор. Таким образом, следует говорить об особой, чисто японской форме религиозности. Регулятивная функция религии в Японии ничуть не слабее, а, может быть, даже сильнее, чем на Западе.

 

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Жизнь в Японии:

Японская школа и школьная программа Японии

News image

Школа в Японии делится на три ступени: • Начальная школа (1-6 классы) — сёгакко , • Средняя школа (7-9 классы) — т...

Искусницы гейши

News image

Проституция в Японии существует уже очень давно.

Японский аэропорт Саппоро в Нью-Читосе

News image

Пожалуй, одним из самых известных аэропортов Японии является аэропорт Саппоро в Нью-Читосе, который расположен на остров...

В чем японцы ходят дома

News image

Начну с того, в чем ходят. Ходят в буквальном смысле.